?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
tiny_reader
Детство моего мужа прошло в Крыму. Небольшой городок, районный центр, три авиационные военные части, в одной из которых служил его отец. Дом их стоял на тихой боковой улочке, но в метрах четырёхстах от трассы, ведущей на ЮБК. Как-то летним вечером перед воротами притормозила легковая машина. Пара «дикарей» средних лет, муж и жена, попросились переночевать – не успевали доехать в Ялту до темноты. Конечно, их пригласили остановиться. Машину загнали во двор, хозяйка как раз накрывала стол к ужину, и путешественников позвали перекусить. Те особо не чинились, умылись только с дороги, переоделись во что-то неформальное.
Гости вели себя светски, непринуждённо, но без развязности. Выяснилось, что мужчина преподаватель какого-то ВУЗа, математик.
Мужу моему было тогда лет четырнадцать, учился он очень хорошо, на одни пятёрки, и голову имел исключительно светлую. При этом был парнишкой живым, полностью от мира сего.
Деталей того застольного разговора он не запомнил. Случайные люди: сегодня приехали, завтра уедут навсегда. Взрослый расспрашивал, мальчик покладисто отвечал…
С утра гости собрались, раскланялись, уехали. Больше их действительно никто из семьи никогда не видел.
Но спустя какое-то время, месяца, может быть, через полтора, пришла посылка. В ящике были книги, главным образом, сборники задач по математике, и задачи олимпиад, и задачи вступительных вузовских экзаменов. И короткая записка с пожеланиями успехов и добрыми напутственными словами.
Муж недавно в разговоре вспомнил этот случай, и так живо мне всё это представилось: чистый дворик, пергола, увитая виноградом, стол под навесом в глубине двора, летний ужин при свете яркой лампы без абажура, и два умника, юный и зрелый, разговаривающие о математике. Такой вот советский бидермайер, беспримесный.
Leave a comment
Как-то у platonicusа случился разговор о котлетах. Я упомянула о том, как делаю котлеты я. Спустя какое-то время platonicus попробовал, ему понравилось.
Дай, думаю, напишу подробный рецепт, вдруг кому-то пригодится.
Поначалу кажется, что больно хлопотно, но я уже навострилась порядочно, довольно споро получается.
Сначала готовлю зажарку. Большую луковицу, примерно четверть сладкого перца, маленькую морковку мелко шинкую и пассерую в большом количестве рафинированного подсолнечного масла на умеренном огне, чтобы овощи как следует поджарились, но не подгорели. Зажарку аккуратно перекладываю в глубокую миску, оставляя большую часть масла на сковороде.
Готовлю основу для подливки. На самом деле это делается не последовательно, а параллельно зажарке. Вот только поставила пассеровать лук-перец-морковь, тут же выставляю сотейник (или вок) с очень небольшим количеством подсолнечного масла на другую горелку.
Мелко режу стебель сельдерея (сначала вдоль на тонкие полоски, потом мелко-мелко поперёк), мелко режу один очищенный от кожуры небольшой помидор, тру на крупной тёрке половинку яблока. Всё это в вок и на небольшой огонь, сначала подсушиваю-подрумяниваю, затем накрываю крышкой и ставлю на маленький огонь томиться. Если сильно сохнет, нужно убавить огонь и можно подливать по капельке воды, время от времени помешивая.
Тем временем занимаюсь мясом. Беру пару кусков жирной говядины. Обычно покупаю кусок говяжьей грудинки пожирней. Жир весь пойдёт на котлеты. Косточка с полоской мяска останется на бульон для супа. Оставшуюся мякоть режу небольшими кусочками. Куриную грудку тоже режу кусочками. Говядины и курицы (или индейки) беру поровну.
Чищу пару долек чеснока, мою несколько веточек зелени (петрушки, зелёного лука, зелёных листьев лука-порея, сельдерея), чищу небольшую картошку и режу на небольшие дольки. Пропускаю через мясорубку в ту же миску, где находится зажарка (она, кстати, уже и остыла тем временем). Сначала перемалываю мясо, чередуя с чесноком и зеленью, последним запускаю картофель. Добавляю соль, специи, яйцо. Тщательно вымешиваю фарш. Если нужно, добавляю немного холодной кипяченой воды – фарш не должен быть слишком крутым.
На той же сковороде, где жарились овощи, жарю котлеты – до образования корочки.
Поджаренные котлеты аккуратно перекладываю в вок, где томится пюре из яблока, сельдерея и помидора. Остатки со сковороды деглазирую, выливаю сверху на котлеты. Жидкости должно быть достаточно, но примерно на треть каждая котлета должна быть видна над поверхностью соуса.
Огонь нужно уменьшить до минимума, чтобы соус слабо кипел только в середине ёмкости.
По периметру котлеты нужно обложить дольками помидоров и посыпать мелко нарезанной зелени. Ни в коем случае не накрывать крышкой. И «забыть» о воке с котлетами минут на сорок. Пусть себе томятся. Если жидкость выкипает слишком резво, доливайте понемногу кипяченой воды.
Обычно я в это время начинаю заправлять первое блюдо и готовить гарнир. Так что к обеду котлеты оказываются в самый раз и с пылу с жару.
Leave a comment
Не видела "Игры престолов".
Ещё не видела "Звёздные войны". А также "Властелин колец".
2 comments or Leave a comment
Поделиться https://a-bugaev.livejournal.com/1198607.html
Так сказал Карл Маркс и был прав. Честный, добросовестный и очень неглупый Александр Бугаев вспоминает, как произошло переосмысление им действительности после бомбардировок Сербии в 1999 году.
У меня переосмысление действительности произошло гораздо раньше, хотя я вовсе не честнее, добросовестней или интеллектуальней Александра. Всё предельно просто.
Конец светского периода застал меня на национальной окраине СССР. Пока в России изнывали по демократизации, а самым рейтинговым шоу на телевидении был 1-ый Съезд народных депутатов СССР, в наших краях всё больше о праве наций на самоопределение и необходимости защиты национальной культуры, и первым долгом – национального языка. Язык нужно было защищать, прежде всего, понятное дело, приданием национальному языку статуса единственного государственного и вытеснением русского.
Я воспринимала это тогда, в самом излёте 80-х годов, с нескрываемой иронией. И даже вслух излагала всем, кто хотел услышать моё мнение. Националисты могут хотеть чего угодно, да кто ж им даст? Какое ООН, ЮНЕСКО, правозащитное международное движение и всё прогрессивное человечество, наконец, позволит угнетать язык значительной части населения, глумиться над правом получать образование на родном языке?! И приводила в пример Канаду с официальным двуязычием, Швейцарию с тремя официальными языками, Индию, где язык колонизаторов обладает официальным статусом, Финляндию, где ничтожное шведское меньшинство обладает полновесными языковыми правами.
В следующие пять лет пыльца идеологической невинности значительно обтрепалась с моих крылышек. Там как раз подошло время младшенькому идти в школу.
Больше всего меня удивило даже не то, как русскую школу отняли у детей. Сначала сделали её русско-национальной (классы с русским языком преподавания и один класс с национальным языком преподавания), затем национально-русской, и наконец чисто национальной, а детям из русскоязычных классов просто указали на порог. И демография тут совершенно ни при чём – вся операция заняла четыре года. Меня поразило совершенно другое. Первое время после распада СССР обучение в русскоязычной школе проходило по российским учебникам, иной раз вообще по старым советским учебникам. Меня это вполне устраивало. Внезапно в родительской среде стали ходить какие-то разговоры, что вот-вот будут подготовлены унифицированные республиканские учебники для русских классов. Мол, на это какие-то европейские учреждения выделили специальный грант. У меня тогда оставалось ещё какое-то количество скепсиса. Я не верила, что при общем упадке жизни, массовом закрытии промышленных предприятий, перемещений всего населения на стихийные рынки, при заметном массовом обнищании какой-то европейский грант не разворуют тут же, а издадут на него учебники для русских классов, в то время как национальная школа училась по каким-то жалким остаткам учебных пособий ещё советского времени.
Новые учебники прибыли чуть не в середине учебного года. Учебник математики меня совершенно перепахал. Вся программа учебного года была посвящена изучению умножения, дети должны были изучить (можно даже сказать «вчувствоваться») умножение в столбик – сначала двузначных чисел, потом трехзначных, потом четырёхзначных… Я представила, как сын будет сидеть с этими столбиками и перемножать. Это посильнее «Фауста» Гёте будет! Период непуганого идеализма завершился окончательно и бесповоротно.
Так что к тому времени, когда НАТО стало бомбить Белград, мы уже начали процесс репатриации в Россию.
Leave a comment
Трудно поверить, что пришла весна, если каждый день метель...
Leave a comment
Продали квартиру, купили другую.
Leave a comment
Сижу, никого не трогаю, читаю всякие развлекательные книжки, например, роман «Властелин ночи» Дэвида Моррелла, изданный «Азбукой» в серии «Звёзды мирового детектива» в нынешнем году.
Этот самый Дэвид Моррелл написал в своё время историю про бывшего военного Джона Рэмбо, раскрошившего унылый американский городишко в глуши: чрезмерно энергичный шериф городка выкинул ветерана прочь просто из вредности, мол, не нравишься ты мне. Хорошая история. С тех пор Моррелл всё пишет книжки, вот и написал «Властелин ночи», книжку из детективного сериала, действие которой происходит в Англии в 1855 году. Книжка свежая, издана в США в 2016 году.
И, в общем, как-то сразу становится понятно, что автор не испытывает к России тёплых чувств, буквально сразу в кровавом убийстве обнаруживается какой-то смутный «русский след». Ладно, пускай, Россия же не червонец, чтобы всем нравится. Кто-то в книжке должен исполнять роль злодея, шериф или русские шпионы, - главное в художественном творчестве убедительность и внимание к деталям.
Но с деталями у Дэвида Моррелла в этот раз промашка вышла. Дочитала я до сто пятьдесят третьей страницы и слегка озадачилась. На той странице продолжается разговор лорда Палмерстона с королевой Викторией и принцем Альбертом. На реплику королевы Палмерстон отвечает: «…если бы я стоял во главе кабинета министров в тот момент, когда Россия начала угрожать Крымскому полуострову, я бы немедленно направил наш флот в Чёрное море, а не стал бы тщетно полагаться на дипломатические меры».
Почему никто в родном американском издательстве не объяснил Дэвиду по дружбе, что к 1855 году, в котором его персонаж так уверенно рассуждает об угрозе Крымскому полуострову со стороны России, Крым более семидесяти лет принадлежал России, согласно манифесту императрицы Екатерины II от 8 апреля 1783 года? Ещё меньше мне понятна позиция издательства Азбука. Решительно не могу поверить, что переводчик и редактор не заметили этой несуразицы. Заметили, и? Парализованные громким именем автора, не решились изъять из книги явный ляп? Или злобно подхихикивая, оставили, как есть, мол, пускай дурость каждого видна будет? А мне что делать: как дальше читать? Dazed and confused…
Leave a comment
На центральном участке Арбатско-Покровской линии московского метрополитена полно иностранцев. Курсируют между Площадью Революции и Киевской, трут носы собакам (скоро у благородных пограничных псов носы провалятся, как у старых сифилитиков), удивляются изобильному декору подземных дворцов. Интуристов сразу видно, и не только китайцев. Еду тут недавно, на станции входит группа франкоговорящих. Четверо мужчин, две женщины. Мужчины зашли спокойно, с большим достоинством, женщины остались в кильватере, и ту, что шла последней, довольно чувствительно приложило дверями. Пострадавшая заохала, запричитала. Вся компания глянула вполне равнодушно и продолжала беседу. Интересно, - думаю, - может, на выходе они пустят дамочек вперёд? Не пустили.
Справедливости ради должна сказать, что народ, ездящий из центра в сторону Щелковской, особой галантностью не страдает. Сидят, как пуговицы, никаким пожилым беременным инвалидам место не уступают. Но они явно понимают, что поступают плохо: прячут старательно глаза в устройства или делают вид, что спят.
Вернёмся, однако, к иностранным гражданам… Вот к какому выводу я пришла: вот такой феминизм и такая эмансипация мне не нужны!
Leave a comment
Нужно бы написать что-нибудь...
Leave a comment
Пока ничего не пишу.
Leave a comment